Портал разработан и поддерживается АНО "Центр ПРИСП"
Меню
Квизер - социология онлайнПодборка книг по политическим технологиям и электоральным процессамГосдума - база АПМ победителей
13 сентября, 18:47

Булаев: ДЭГ менее всего зависит от административного ресурса

Булаев: ДЭГ менее всего зависит от административного ресурса
Фото с сайта:
cikrf.ru
Формат дистанционного голосования стал одной из самых обсуждаемых тем в экспертной среде. О том заменит ли дистанционное электронное голосование бумажные бюллетени и как современные технологии хранят наш голос от хакеров и административного давления политологу, эксперту Центра ПРИСП Николаю Пономареву рассказал заместитель председателя ЦИК РФ Николай Булаев.

В ходе выборов осенью 2021 года у 10 млн человек из семи регионов РФ будет возможность проголосовать онлайн. И каждый пятый избиратель из их числа уже отослал соответствующее заявление в Центризбирком. На утро 10 сентября число зарегистрировавшихся составляло 2,2 млн человек (почти 14% избирателей в «экспериментальных» регионах).

Чаще всего дистанционное электронное голосование (ДЭГ) выбирают москвичи. Для участия в нем зарегистрировались около 1,7 млн (23%) избирателей столицы. По мнению эксперта Центра ПРИСП Александра Зябрева, к концу регистрации эта цифра может вырасти до 1,8 млн (25%). Потенциал явки в Москве оценивают на уровне 35–40%. Среди участников ДЭГ - до 90%. Таким образом доля «электронных» голосов может составить от 55 до 65% от общего числа участников выборов. С учетом использования формата трехдневного голосования на избирательных участках в столице будет непривычно тихо и пусто.

Кроме того, возможность поддержать своего кандидата или партию через интернет получили жители Севастополя, Мурманской, Курской, Нижегородской, Ярославской и Ростовской областей. Всего же в этих регионах насчитывается почти 16 млн потенциальных избирателей, но лишь у 10 млн из них есть заветный доступ к кабинету на «Госуслугах». Если вы авторизованы, подать заявку на ДЭГ можно буквально в три клика.

Решение использовать формат онлайн-голосования стал одной из наиболее обсуждаемых тем в экспертной среде. Часть специалистов в области электоральных технологий приветствует «цифровизацию» выборов. Сторонники отмечают, что ДЭГ удобно для избирателей, позволяет обеспечить противоэпидемическую безопасность и повышает явку. Их оппоненты ставят под сомнение надежность защиты онлайн-голосования от внешнего вмешательства, в том числе со стороны организаторов выборов. А также выражают опасения, что при голосовании через «Госуслуги» «включится» административный ресурс.

Не обнадеживает неоднозначный опыт использования ДЭГ за рубежом. Франция, Нидерланды и Германия отказались от применения электронного голосования и вернулись к бумажному бюллетеню. Но это не мешает проводить онлайн-выборы властям Эстонии, Австралии, Швейцарии и ряда иных государств. ДЭГ также используется на выборах более чем в 30 штатах США. Законодательство Гавайев, например, разрешает голосование по электронной почте любому «постоянному отсутствующему» избирателю, который не получил в руки бюллетень за пять дней до выборов.

В России ДЭГ прекрасно показало себя в ходе голосования по поправкам к Конституции РФ. Но годом ранее оно стало причиной крупного скандала в ходе выборов в Мосгордуму.

Кандидат Роман Юнеман обвинил организаторов выборов в подтасовке результатов голосования на электронном участке в пользу его главного оппонента Маргариты Русецкой. Суд его жалобу отклонил. Однако само разбирательство нанесло удар по репутации нового института. Наблюдались и технические сбои в ходе онлайн-голосования.

Тогда глава ЦИК РФ Элла Памфилова заявляла о намерении ограничить использование ДЭГ в ближайшие годы организацией опросов и выборов на отдаленных территориях. Заместитель председателя Общественной палаты Москвы Алексей Венедиктов предлагал Центризбиркому развернуть в 2021 году систему электронного голосования только в Москве и Казани. Однако в итоге возможность выразить свою волю через интернет получил почти каждый десятый избиратель в России.

Об актуальных вопросах развития дистанционного электронного голосования в интервью заместителя председателя ЦИК РФ Николая Булаева.

— Представители власти не раз говорили, что быстрого перехода на онлайн-голосование не будет. В этом году ЦИК уже проводит апробацию ДЭГ одновременно в нескольких регионах и обсуждает возможность его использования на ближайших выборах президента. Можно ли говорить о прогрессе в этом вопросе?

— Мы впервые применили ДЭГ в Москве по инициативе столицы. Эксперимент прошел в трех округах на выборах депутатов Московской городской думы в 2019 году. Все отметили, что это было положительное начало. Параллельно стала развиваться еще одна платформа дистанционного электронного голосования, которую назвали федеральной, или платформой Центральной избирательной комиссии.

Эти платформы развивались одновременно. Кто-то отмечал, что в некотором смысле они даже конкурировали между собой. Я считаю, что конкуренция эта во благо: обе группы разработчиков смотрели, что и как получается, учитывали новые решения, учились, в том числе на чужих ошибках.

На общероссийском голосовании по поправкам в Конституцию московская платформа применялась в двух субъектах. В электронном голосовании участвовали миллион сто — миллион двести тысяч человек. Конечно, такого применения дистанционного голосования в мире не было. В Эстонии, например, максимально было около 240 тысяч избирателей.

В Ярославской и Курской областях в 2020 году применялась федеральная платформа голосования на дополнительных выборах в депутаты Государственной думы. Можно сказать, первый случай применения на выборах федерального уровня.

Сегодня же мы перешли к следующему этапу: применяем ДЭГ в семи субъектах Российской Федерации. Москва применяет собственную разработку, и в шести субъектах применяется платформа федеральная. Во всех этих субъектах суммарно проживает 16 миллионов граждан, из них 10 миллионов могут принять участие в голосовании онлайн, поскольку у них есть подтвержденная учетная запись на портале госуслуг.

— Количество регионов будет постоянно увеличиваться?

— Опыт этого года позволит нам определять перспективы развития дистанционного электронного голосования в России. Мы специально подбирали такие разные субъекты.

Например, Мурманск. Большое количество людей еще в отпусках и возвращается в место постоянного проживания даже не в сентябре, а значительно позже. Нам хотелось бы понять: эти люди воспользуются системой дистанционного электронного голосования или не смогут реализовать свое право голоса? Севастополь. Многие горожане сдают свое жилье туристам и уезжают из города. Они проголосуют дистанционно или проигнорируют? А как решат отдыхающие? Нам этот опыт очень важен. Ярославль, Нижний Новгород и Курск, где уже второй раз будет применяться ДЭГ, там какова будет востребованность?

— Возможно распространить ДЭГ на всю страну?

— Страна большая, избирателей более 108 миллионов, и, наверное, очень сложно организовать ДЭГ на всей территории России. Сложно финансово и технически, это непростая задача. Даже в том объеме, в котором мы сегодня делаем, таких решений, подчеркну, в мире не было. Никто в таком объеме не разрабатывал техническое решение, не применял его и не получал положительного результата.

Нужно определить объем, в котором мы можем себе позволить применение дистанционного электронного голосования в следующих избирательных кампаниях, и, может быть, основной алгоритм для регионов.

В этом году мы применяем ДЭГ на всех уровнях выборов. Это не только федеральные выборы. Избиратель, который воспользуется дистанционным голосованием, сможет проголосовать на региональных и на муниципальных выборах. И это тоже уникальная задача. Муниципальные округа есть небольшие, голосует всего сто-двести избирателей. Важно определить, какое у каждого конкретного гражданина активное избирательное право, есть ли оно у него на муниципальных выборах. «Разрешающая способность» платформы ДЭГ в этой части уникальна, это как найти иголку в стоге сена.

Главная задача — безопасность

— Германия, Франция, Великобритания, Нидерланды и Норвегия отказались от электронного голосования как слишком уязвимой для внешнего вмешательства формы волеизъявления. Президент Бразилии Жаир Болсонару заявил о недоверии к системе голосования с использованием электронных урн. Совсем недавно сбой в электронной системе голосования привел к срыву выборов в Доминиканской Республике. Постоянный представитель России при ООН выступил резко против предложения ввести в Генассамблее процедуру электронного голосования. Как представители ЦИК воспринимают эти события в плане заимствования зарубежного опыта?

— Главная задача разработчиков системы — создание контура безопасности. Это требует серьезных финансовых затрат и очень сложных технических решений, и это очень дорого. Не каждая страна может себе позволить решать такие задачи.

Кроме того, в нашей стране жесткий контроль со стороны регуляторов. Это и ФСТЭК, и ФСБ. Они очень требовательно подходят к оценке технических решений, которые предлагают разработчики. Каждый механизм проходит глубокую экспертную оценку и научную экспертизу, чтобы понять и спрогнозировать, насколько он может обеспечить и безопасность, и тайну голосования, и неизменность данных, сохранность результатов голосования.

Мне представляется, что и в 2019, и в 2020 году системы дистанционного электронного голосования доказали, что работают корректно. Серьезных замечаний к ним нет.

В большинстве парламентов стран мира электронное голосование является давно применяемой системой, в том числе в России — и в Государственной думе, и в Совете Федерации. Всегда есть возможность тут же, в режиме онлайн, получить распечатку результатов голосования, если в этом есть необходимость. Проверка моментальная, всегда можно понять, насколько корректно работает система электронного голосования.

— Некоторые эксперты заявляют, что российская система электронного голосования якобы не соответствует требованиям Совета Европы к организации ДЭГ и потому пригодна лишь для проведения опросов.

— Мы ориентируемся на точки зрения экспертов, которые политически не ангажированы, то есть оценивают технические решения объективно. В первую очередь точность аутентификации, учета голоса, сохранение тайны голосования и так далее. Мы каких-то глубоких экспертных заключений, которые говорили бы о недостатках, о концептуально некорректных решениях системы дистанционного электронного голосования, ни по московской, ни по федеральной не получали.

Есть замечания, которые мы, естественно, внимательно рассматриваем. Обе системы создаются, на мой взгляд, достаточно публично. У нас есть рабочие группы, это не представители разработчика, это внешние эксперты. На заседаниях этих рабочих групп обсуждаются и решения, и возможные риски. У нас нет закрытости. Мы публикуем широкий круг данных, которые позволяют объективно оценить ситуацию.

В этом году федеральная платформа тестировались многократно. Причем в одном из тестирований у нас участвовало миллион сто пятьдесят тысяч человек по всей стране. Нагрузка на систему была запредельно высокой, даже кратно выше того, что реально будет на Единый день голосования, потому что в онлайн-голосовании на федеральной платформе будет участвовать лишь шесть субъектов.

— Планирует ли ЦИК разрабатывать механизмы и процедуры, препятствующие использованию административного ресурса в рамках электронного голосования? Представители оппозиции уверяют, что бюджетников якобы принуждают регистрироваться на «Госуслугах», голосовать за «правильных» кандидатов или предоставлять доступ к аккаунтам руководству.

— Понимаете, применение административного ресурса — это фактор, который можно использовать при любой процедуре голосования. Но есть закон, который достаточно больно бьет по рукам тем, кто пытается применить административный ресурс. Он даже жестче, чем в других государствах. А мы видим, что применение административного ресурса — это явление, которое не является каким-то исключением для какой-либо страны.

У человека всегда есть право выбора. Он остается один на один с компьютером и с бюллетенем, и никто никогда не узнает, как он проголосовал, если он сам не захочет рассказать об этом. Да, есть человеческий фактор, как мы его называем, есть возможность административного воздействия. Эта возможность есть при любом виде голосования. Даже на международных площадках, когда на одну страну давит какая-то другая страна, авторитетом, финансовыми возможностями и так далее.

И все-таки электронное голосование менее всего зависит от административного давления. В этом году на московской платформе тестируются процедуры так называемого отложенного голосования, когда человек заполняет бюллетень, а окончательное решение может принять через пять, десять, пятнадцать часов. То есть вернуться к своему голосованию и поменять позицию. Насколько это будет востребовано и насколько это будет эффективно, покажет время. Но такая система в России тестируется, и она направлена на борьбу в том числе с административным ресурсом.

— Противники электронного голосования подчеркивают, что процедура наблюдения за ДЭГ не регламентирована законодательно.

— Мы только недавно начали применять эту систему. Наверное, практика применения наблюдения за электронным голосованием опережает те законодательные решения, которые есть.

У нас есть наблюдательские сообщества, которые профессионально могут оценить все, что происходит на обеих платформах. Есть регламент и норматив отображения того, что должно быть в режиме онлайн, чтобы контролировать непрерывность хода электронного голосования. Мы сегодня на площадке Общественной палаты, на площадках избирательных комиссий субъектов Российской Федерации, где применяется ДЭГ, имеем возможность наблюдать за формированием и записью блокчейна с зашифрованными голосами, для того чтобы понять, насколько все это сохраняется.

— Стоит ли ожидать повторения казуса с двойным голосованием: и в электронной, и в традиционной форме?

— Эта проблема актуальна, причем не только для нашей страны, и ДЭГ возможности двойного голосования не сильно расширяет. Мы смотрели, что происходит на выборах в тех же США, и такие нарушения там были просто беспрецедентно аномальными. У нас в прошлые выборы было три таких случая — в Израиле, Великобритании и Москве. Мы в направлении решений этой проблемы, мне кажется, сильно продвинулись.

Так, в этом году в электронном дистанционном голосовании, и в Москве в том числе, не будет возможности вернуться на свой избирательный участок и проголосовать по бумажным бюллетеням. Мы такое решение применяем по всей стране. Это значит, что, как только вы записались на ДЭГ, вы можете оттуда уйти только до определенного момента. Но если вы остались в списках на дистанционном электронном голосовании, то из списков на своем родном избирательном участке для голосования по бумажным бюллетеням вы вычеркиваетесь, и, придя на него, вы уже ни при каких обстоятельствах не сможете получить бюллетень. Если вы даже будете убеждать комиссию, что вы не смогли проголосовать, вам дадут возможность проголосовать на компьютере на избирательном участке.

Мы в этом году будем тестировать и другую систему. Это система электронного учета избирателей, пришедших на избирательный участок для голосования. Каждый факт голосования заносится в базу данных, и при появлении такого проголосовавшего гражданина на втором участке система выдаст предупреждение. Мы такое решение Центральной избирательной комиссии приняли совсем недавно. Программное решение Минцифры совместно с «Ростелекомом» разработано, и мы в этом году его будем применять, пока в тестовом режиме.

Эти внедрения позволят нам свести к нулю возможности для двойного голосования.

— Олег Артамонов (Партия прямой демократии) предложил разделить систему для голосования на две части, контролируемые независимыми друг от друга силами. Например, часть, отвечающую за аутентификацию пользователей, передать ЦИК. В ее рамках избиратель получал бы ключ, который использовал бы уже на другом сервере, предназначенном для голосования. Контроль над которым можно было бы передать, например, одной из оппозиционных партий. Как вы могли бы оценить эту инициативу?

— Хорошо известен принцип разделения полномочий и передачи их взаимно независимым структурам. Для дистанционного голосования такой подход часто называют схемой двух или нескольких агентств. В системе дистанционного голосования, разрабатываемой «Ростелекомом» по заказу ЦИК, именно такой подход и реализован — конечно, с учетом установленных полномочий государственных органов, известных финансовых ограничений и поправкой на национальный масштаб системы.

Прием заявлений для участия в ДЭГ ведется на портале «Госуслуги» — оператором портала является Минцифры. Обработка заявлений, уточнение активного избирательного права, исключение участника из списка избирателей по месту жительства и включение в список участников ДЭГ — зона ответственности ЦИК и нижестоящих избирательных комиссий.

Для получения электронного бюллетеня участнику ДЭГ необходимо подтвердить свою личность в единой системе идентификации Минцифры, дополнительно подтвердить получение бюллетеня кодом от оператора мобильной связи.

Учет зашифрованных голосов ведется в системе с использованием технологии блокчейн. Контроль и доступ к узлам блокчейн-сети разделен между ЦИК, Минцифрой и Общественной палатой.

Расшифрование итогов голосования ведется и возможно только с использованием ключей, находящихся под полным контролем территориальной комиссии ДЭГ, создаваемой ЦИК.

В системе, как видите, реализовано довольно строгое разделение полномочий и функции. Тем не менее мы прорабатываем дополнительные меры, которые усилили бы эффект и помогли обеспечить большее доверие к дистанционному голосованию.

В частности, полагаем возможным еще больше усилить роль комиссий ДЭГ, не только передав им контроль над ключами, но и реализовав для них исключительную возможность расшифрования итогов голосования на находящемся под их полным контролем компьютере.

Рассматриваем также возможность привлечения других государственных структур и общественных институтов для размещения и поддержки компонентов системы. Правда, тут возникают серьезные финансовые вопросы: новые компоненты системы, поддержание их в работоспособном состоянии, включая межвыборный период, — это существенные расходы бюджета соответствующих структур.

— Некоторые люди опасаются, что у хакеров есть возможность технически из одного места «исправить» конечные результаты голосования. Какие технические преграды должны помешать этому? Сколько людей наблюдают за формированием конечного протокола? И почему сложно просто поправить результат?

— Мы сделали, как мне представляется, очень надежную устойчивую систему, одновременно с беспрецедентным комплексом мер, призванных обеспечить прозрачность ее работы и наблюдение за ходом и подведением итогов дистанционного голосования. Как я уже упоминал, в основе лежит принцип разделения зон ответственности.

Голосование выполняется непосредственно на устройстве избирателя — все, что происходит на устройстве, может быть полностью проверено достаточно любопытным и компетентным участником ДЭГ. Необходимые для этого математика, исходные коды и инструменты опубликованы.

В систему с устройства избирателя голос попадает исключительно в зашифрованном виде с наложенной криптографической подписью. Малейшее искажение данных приведет к нарушению целостности подписи — такие нарушения будут выявлены и самой системой, и наблюдателями. Подмена подписи без ключа невозможна, а ключ никогда не покидает устройства избирателя.

Любой желающий в ходе голосования может выгрузить с портала наблюдения текущие сегменты блокчейна, проверить целостность и неизменность записанных результатов голосования и их подписей. При этом, повторюсь, сами результаты в системе всегда находятся в зашифрованном виде. После окончания голосования и подведения итогов можно будет выгрузить блокчейн целиком, проверить его полноту и целостность, сделать контрольный пересчет голосов.

Для технической группы наблюдения Общественной палаты создан и передан под ее контроль собственный узел блокчейн-сети. Такое решение позволит технической группе в режиме реального времени наблюдать за формированием блокчейна и записью голосов.

Завершает цепочку зон ответственности компьютер территориальной комиссии ДЭГ — на нем формируются ключи шифрования, происходит деление и сборка ключа расшифрования. Этот компьютер и носители частей ключа расшифрования находятся под полным контролем комиссии ДЭГ и определенных ей лиц.

Расшифрование итогов голосования без собранного ключа комиссии ДЭГ невозможно. При этом расшифрование индивидуальных результатов голосования вообще невозможно. Такие свойства системы обеспечиваются за счет знакомого специалистам-криптографам математического аппарата гомоморфного шифрования и многоуровневой ключевой схемы.

Вся математика, исходные коды и инструменты в этой части также полностью опубликованы, доступны для изучения и проверки всем желающим.

Традиции ДЭГ

— Как к ДЭГ относятся политические партии? Критикуют или позитивно воспринимают процесс электронного голосования?

— По-разному. Нам важно, насколько объективна и конструктивна эта критика. Например, Владимир Вольфович Жириновский недавно записался на электронное голосование. Какие-то партии, например «Единая Россия», применяют электронное голосование и на этапе предварительного голосования.

Мы не пытаемся заставить всех. У нас нет задачи заменить голосование по бумажным бюллетеням электронным голосованием. Они существуют параллельно. Дистанционным голосованием в семи субъектах воспользуются те, кто считает, что оно позволяет доступным способом принять участие в голосовании, тайна голосования сохраняется, а результат будет учтен корректно.

На сегодняшний день в этих семи субъектах записались в целом более десяти процентов избирателей, имеющих возможность принять участие в ДЭГ. Больше всего в Москве — свыше двадцати процентов от общего количества избирателей. В других субъектах Российской Федерации — пять, шесть, семь процентов. Остальные люди предпочитают прийти на избирательный участок. Это их право выбора.

Я считаю, что вообще дистанционное электронное голосование было бы правильно развивать как способ голосования для тех, кто не может прийти на избирательный участок: для людей, которые в командировках, для людей, которые находятся в точках, где для них организовать голосование очень сложно. В некоторых местах оно бы было более доступным и дешевым способом организации голосования. Хотя я уже говорил, что дистанционное электронное голосование само по себе недешевое удовольствие.

Я знаю, что один из кандидатов на выборах в Московскую городскую думу еще в первый раз, когда мы его применяли, активно выступал против электронного голосования. Но он просто был против настроен, он ничего не предлагал и выборы проиграл только потому, что проиграл на участке дистанционного электронного голосования и проиграл все выборы в итоге. Видимо, его избиратели послушали и не записались на ДЭГ.

— Москва будет флагманом внедрения ДЭГ?

— Многое в применении дистанционного электронного голосования определяет традиция. Вот в Москве применение ДЭГ уже традиция, не первый год, и люди к этому начинают привыкать и понимать, что результат электронного голосования не отличается от результата на обычных избирательных участках. И когда это видишь, возникает, конечно, больше доверия к результатам голосования.

Кроме того, электронное голосование для москвича позволяет ему проголосовать на выборах в Москве, находясь в любой точке мира. Не просто страны — в любой точке мира, но если он является избирателем в Москве. Это удобно для столь динамично передвигающихся столичных жителей.

Сегодня записались уже более полутора миллионов москвичей. Это очень много, я считаю. Но проведена и большая информационная работа, когда человеку разъясняются технические возможности и условия: как записаться, как зарегистрироваться и как проголосовать. А вот за кого он проголосует — это его выбор, и здесь, в этой части, проконтролировать невозможно. Я даже не говорю, что сложно, я говорю невозможно.

Ранее опубликовано на: https://expert.ru/expert/2021/38/my-ne-pytayemsya-zastavit-vsekh-golosovat-onlayn/
Печать
Единороссы получили 31 из 68 мандатов в ЗС Алтайского края08:22Глеб Никитин отказался от мандата депутата Государственной думы23:34В Германии выступили против вступления Украины в НАТО23:31Названы кандидаты в депутаты ЗС Красноярского края23:27Леноблизбирком подвел итоги выборов депутатов заксобрания23:02Строева получила мандат депутата заксобрания Калужской области22:59Владимиров провёл рабочую встречу с главой избиркома Ставрополья22:53Калининградский облизбирком объяснил, откуда взялись 1000 голосов22:44Глава Тамбовской области отказался от мандата депутата облдумы22:35РО КПРФ Северной Осетии отказывается принимать итоги выборов22:33Избиркомом Хакасии утверждены результаты прошедших выборов в ГД22:26Почему ЕР не получила ни одного голоса на участке в Дагестане22:19Глава Волгоградской области отказался от мандата депутата ГД22:04Работа горизбиркома Петербурга признана неудовлетворительной22:02В тульской ОП подвели итоги работы общественных наблюдателей22:00Кувшинников откажется от мандатов в Госдуму и в вологодское ЗС21:55Володин прокомментировал прохождение в Госдуму пяти партий21:53Гращенков: Только Путин объединяет всех членов "Единой России"21:46Глав двух ТИКов Петербурга освободят от должности21:33В Краснодаре назначен конкурс на замещение должности мэра21:29Два кандидата претендуют на должность мэра Майкопа21:21Для рассмотрения новой Госдумой готовы около 93 законопроектов21:18Во время выборов в ГД больше всего жалоб поступило из Петербурга21:14Как голосовали в учреждениях ФСИН и воинских частях21:12Пьяных назвал поведение коммунистов «политическим эгоизмом»21:02Комитет «За отмену ДЭГ» создали в Москве20:50Единороссы получили 14 из 25 мест в Мособлдуме20:37Еще семь российских регионов готовы к проведению ДЭГ19:56
E-mail*:
ФИО
Телефон
Должность
Сумма 9 и 5 будет

Архив
«    Сентябрь 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930